Relations between the Rome and Iranian states were established c. 96 BCE. It was in 69 BCE that the two states clashed for the first time; the political rivalry between the two empires would dominate all of Western Asia and Europe until 628. Initially commencing as arch-rivalry between the Parthians and Rome, from the 3rd to mid-7th centuries, the Byzantine Empire and its arch rival Sassanid Persia were recognized as the leading powers in the world.

Property Value
dbo:abstract
  • Relations between the Rome and Iranian states were established c. 96 BCE. It was in 69 BCE that the two states clashed for the first time; the political rivalry between the two empires would dominate all of Western Asia and Europe until 628. Initially commencing as arch-rivalry between the Parthians and Rome, from the 3rd to mid-7th centuries, the Byzantine Empire and its arch rival Sassanid Persia were recognized as the leading powers in the world. (en)
  • Отношения Римской империи и Византии с государством Сасанидов длились почти четыре столетия правления этой династии, от прихода к власти Ардашира I в 220-х годах до падения Йездигерда III в середине VII века, давно рассматриваются как период ожесточенной вражды между Персией и Римской империей. Появление династии персидского происхождения традиционно интерпретируется как победоносная реакция восточного общества, возмущённого компромиссной политикой чрезмерно эллизировавшихся Аршакидов. Такая интерпретация соответствует как традиционному представлению Сасанидов о себе, как о потомках древних царей Ирана, так и понятиям современных им римлян, которые рассматривали новую династию как наследника Ахеменидов, традиционного врага Классического мира и, следовательно, их самих. Несмотря открытые проявления враждебности, две империи сосуществовали рядом, признавая в сопернике равного. Современная историческая наука уделила значительное внимание этому феномену. В последнее время ряд ученых, признавая принципиальный антагонизм двух соперников, нашли убедительные аргументы в пользу поразительного сходства и, следовательно, взаимного влияния в придворных церемониях, искусстве, военном искусстве, в правовых и налоговых учреждениях, Византии и Ирана. Некоторые из них заходят настолько далеко, чтобы серьёзно рассмотреть утверждения средневековых источников, что некоторые из поздних сасанидских правителей — Йездигерд I, Хосров I Ануширван, и особенно Хосров II Парвиз, тайно приняли христианство, а также рассматривают явную склонность к монотеизму в Иране под христианским влиянием, в конечном счете способствовавшую победе ислама. В связи с противоречивым и не вполне достоверным характером доказательств и тем фактом, что почти все черты сходства и взаимного влияния по-прежнему серьёзно оспариваются там, где они не были отвергнуты, и поскольку влияние слишком часто постулируется на основе логического сходства, а не на основе доказанных исторических контактов, многие аспекты византийско-сасанидских отношений остаются к настоящему времени открытыми. (ru)
dbo:thumbnail
dbo:wikiPageExternalLink
dbo:wikiPageID
  • 3098088 (xsd:integer)
dbo:wikiPageRevisionID
  • 717067421 (xsd:integer)
dct:subject
rdf:type
rdfs:comment
  • Relations between the Rome and Iranian states were established c. 96 BCE. It was in 69 BCE that the two states clashed for the first time; the political rivalry between the two empires would dominate all of Western Asia and Europe until 628. Initially commencing as arch-rivalry between the Parthians and Rome, from the 3rd to mid-7th centuries, the Byzantine Empire and its arch rival Sassanid Persia were recognized as the leading powers in the world. (en)
  • Отношения Римской империи и Византии с государством Сасанидов длились почти четыре столетия правления этой династии, от прихода к власти Ардашира I в 220-х годах до падения Йездигерда III в середине VII века, давно рассматриваются как период ожесточенной вражды между Персией и Римской империей. Появление династии персидского происхождения традиционно интерпретируется как победоносная реакция восточного общества, возмущённого компромиссной политикой чрезмерно эллизировавшихся Аршакидов. Такая интерпретация соответствует как традиционному представлению Сасанидов о себе, как о потомках древних царей Ирана, так и понятиям современных им римлян, которые рассматривали новую династию как наследника Ахеменидов, традиционного врага Классического мира и, следовательно, их самих. (ru)
rdfs:label
  • Roman–Iranian relations (en)
  • Отношения Византии с государством Сасанидов (ru)
owl:sameAs
prov:wasDerivedFrom
foaf:depiction
foaf:isPrimaryTopicOf
is dbo:wikiPageRedirects of
is rdfs:seeAlso of
is owl:sameAs of
is foaf:primaryTopic of